Как разблокировать налоговые накладные: три варианта

По словам юриста DLA Piper Людмилы Джурилюк, эти споры условно можно разделить на четыре большие группы:

  • о признании контрагента компании фиктивным;
  • относительно правомерности порядка проведения налоговых проверок;
  • касающиеся вопросов аренды (прежде всего, земли и платы за нее);
  • по вопросам контроля трансфертного ценообразования.

По словам юристов, порою решения нового Верховного суда просто копируют вердикты, вынесенные еще старым Верховным Судом Украины. Что создает неоднозначную позицию ВС, так как по одним и тем же спорам, например, в области обвинений в фиктивном предпринимательстве, новая высшая судебная инстанция выносит прямо противоположные решения.

В одном случае суд утверждает, что статус фиктивного предприятия не совместим с легальной предпринимательской деятельностью. Что автоматически делает недействительными все контракты, заключенные этим контрагентом.

В другом случае суд говорит, что наличие судебных приговоров о фиктивной деятельности руководства компании-контрагента (по ст.205 УК) не дает повода утверждать, что конкретная операция является «нереальной». 

Как отмечает управляющий партнер, адвокат ЮФ «Можаев и партнеры» Михаил Можаев, очень часто налоговики на основании обвинений директоров предприятий в фиктивном предпринимательстве «снимают» у компаний расходы и налоговый кредит, выписывая штрафы. Что, естественно, обжалуется в суде.

«Как показывает наш опыт, свою правоту плательщикам удается отстоять на том основании, что пока вина директора в фиктивном предпринимательстве не признана судом, любые подозрения налоговиков не могут служить основанием для признания сделок недействительными», — отметил Можаев.

Налогоплательщикам в спорах с налоговиками советуют обращать внимание судей на то, что Налоговый кодекс обязывает трактовать спорные вопросы законодательства в пользу плательщика.

Управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз добавляет, что, во-первых, Кодекс административного судопроизводства устанавливает презумпцию невиновности плательщика, то есть налоговики обязаны доказать, что сделали правильные выводы о деятельности налогоплательщика.

Во-вторых, реформирование судебного процесса в Украине фактически ввело прецедентное право. Появились четыре кассационных суда в составе Верховного Суда (уголовный, административный, гражданский и хозяйственный), а над ними — Большая палата. Эта палата должна собирать все спорные дела по четырем инстанциям и принимать решения, которые будут иметь прецедентное значение для любого суда.

То есть, суд первой инстанции сможет, опираясь на такой прецедент, безошибочно и быстро принимать решения. Поэтому надо искать решения нового ВС вынесенные в пользу плательщика и использовать их в позиции защиты.

«В этом смысле особого внимания заслуживает решение КАС о передаче на рассмотрение Большой палаты вопроса о выработке единой практики по делу о фиктивном предпринимательстве (№ К/9901/4919/17 от 21 февраля 2018 года). Мы будем внимательно следить за решением этого вопроса. Ведь оно станет практическим руководством к действию налоговых органов», — отметила Людмила Джурилюк.

Наконец, в-третьих, в аналогичных делах, которые рассматривал ВС, надо искать ошибки, которые допустили налоговики и проиграли процесс. Что, по словам Виктора Мороза, случается довольно часто.

Источник: ubr.com